Пойду сырой тропою

Пойду сырой тропою,
Охотливой луне
Охотною сестрою,
В болотной стороне.
Вдруг – памятник герою
Скалой предстанет мне.

Волнуем, но – обличье
В граните затворя.
Минуем даже дичью,
И видимо, не зря.
Но я – как песня птичья
Взнесусь, весь жар даря.

В ответ на встречный холод,
Шинель изрубит в клок
Свирепая как голод
Шрапнель из слов и строк.
Как звук, ты вечно молод.
Скалы ж – не долог срок.

Комплименты от поэта

«В небесном княжестве богинь и ангелиц
Тебе завидуют и зеркала ломают,
Которые, из всех прелестных лиц,
Как ни крути, твой лик не отражают.

Небережно пихаю Афродиту,
Лишь чтоб к тебе протиснуться, мамзель.
Она же, в панике, что миф и карта биты,
Заводит с Клео сплетен канитель.

Там попадают под раздачу с треском
И Зевс, и Ра, и даже Иисус.
Стихают дамы в аргументе веском,
Что у меня таки хороший вкус.

Раз красота твоя дает мне вдохновенье,
То ни один пенять не станет бог.
А помнишь их внезапное волненье,
Когда мой взор твоим румянцем лег?»

Зеркала

Закоулки злого зазеркалья,
Взорванные позднею грозой,
Разлетелись вдребезги моралью,
Всех древнее зол моралью той.

Я, порезы строчками залатав,
Протерев подолом зеркала,
Обратилась к точке невозврата.
Но гроза уже давно ушла.

Дождь проходит мимо, смотрит косо.
Зеркала не говорят со мной.
Остается лишь последний способ:
Гордо повернуться к ним спиной.

Вот и праздную наедине с собою
Этой маленькой победы крах,
Отражаясь тающей свечою
В черных мокрых скользких зеркалах.

Сон мистика

Перевод баллады Лорины Маккеннитт «The Mystic’s Dream»

Туманный сон в земной ночи
На полумесяце живет.
Безмолвной песней вечности
Рассвет в пришествии поет.
Зов птиц небесных манит в даль,
Где камень точит сердца кровь.
Туда души моей печаль
Обращена, моя любовь.

В смарагде мха стена живет.
Плющом обвит на ней портрет.
Его лицо меня зовет
Открытым взором в дальный свет,
Где тьма стелит багровый плащ
Поверх песков, текущих ввысь.
Услышь по дому ты мой плач,
Зажги светильник, отзовись!

И там мой долг. Как узник он
Живет в цепях ночной тиши.
Дыханьем полон зыбкий сон.
В нем – каждый ход твоей души.
Да, там мой долг. Как узник он
Живет в цепях ночной тиши.
Нет расстояний, нет времен
В любви. Но все же… поспеши!

Туманный сон в земной ночи
На полумесяце живет.
Безмолвной песней вечности
Рассвет в пришествии поет.
Зов птиц небесных манит в даль,
Где камень точит сердца кровь.
Туда души моей печаль
Обращена, моя любовь.

A clouded dream on an earthly night
Hangs upon the crescent moon
A voiceless song in an ageless light
Sings at the coming dawn
Birds in flight are calling there
Where the heart moves the stones
It’s there that my heart is longing for
All for the love of you

A painting hangs on an ivy wall
Nestled in the emerald moss
Eyes declare a truce of trust
And then it draws me far away
Where deep in the desert twilight
Sand melts in pools of the sky
Darkness lays her crimson cloak
Your lamps will call, call me home

And so it’s there my homage’s due
Clutched by the still of the night
And now I feel, feel you move
And every breath is full
So it’s there my homage’s due
Clutched by the still of the night
Even the distance feels so near
All for the love of you

A clouded dream on an earthly night
Hangs upon the crescent moon
A voiceless song in an ageless light
Sings at the coming dawn
Birds in flight are calling there
Where the heart moves the stones
It’s there that my heart is longing for
All for the love of you

Ночной рынок Марракеша

Перевод песни Лорины Маккеннитт «Marrakesh Night Market»

Кружатся, в свет лампад одеты,
Где умирает дым, лишь взмыв,
И в барабаны бьют поэты, 
Удары сердца заглушив.

«Вот зеркало, мой друг, вот маска!
Купи! Клянусь, покажет всё!
Тебя, других, и быль, и сказку,
И бога твоего лицо!»

Там золотом взывают к вере
На заколдованных коврах,
И судеб отворяют двери
В звенящих рыночных ночах.

«Вот зеркало, мой друг, вот маска!
Купи! Клянусь, покажет всё!
Тебя, других, и быль, и сказку,
И бога твоего лицо!»

«Пергаменты уроков мудрых –
К вам с Нила», шепчет чародей.
С улыбкой в такт напевов чудных
Танцует кобра средь огней.

«Вот зеркало, мой друг, вот маска!
Купи! Клянусь, покажет всё!
Тебя, других, и быль, и сказку,
И бога твоего лицо!»

They’re gathered in circles
The lamps light their faces
The crescent moon rocks in the sky
The poets of drumming
Keep heartbeats suspended
The smoke swirls up and then it dies

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood
You can look at yourself
You can look at each other
Or you can look at the face of your god

The stories are woven
And fortunes are told
The truth is measured by the weight of your gold
The magic lies scattered
On rugs on the ground
Faith is conjured in the night market’s sound

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood
You can look at yourself
You can look at each other
Or you can look at the face of your god

The lessons are written
On parchments of paper
They’re carried by horse from the river Nile
Says the shadowy voice
In the firelight, the cobra
Is casting the flame a winsome smile

Would you like my mask?
Would you like my mirror?
Cries the man in the shadowing hood
You can look at yourself
You can look at each other
Or you can look at the face of your god