Трюмо

Сквозь пыль переживания и сквозь
Вуаль непонимания глядела
Я на себя в трюмо, пронзая ось
И обнуляя разум, дух и тело.

Снаружи билась бабочка в окно,
Как будто страшно там, а здесь – спасенье:
Иконы, знаешь, свечи и темно,
И души по скамьям в уединеньи.

Вдруг, обернувшись ангельским крылом,
Мне занавеска вкрадчиво махнула,
И колыхнулся мой небожий дом,
И солнце как из рук в лицо плеснуло.

По-прежнему ворочалась душа,
И тело ощущалось паутиной,
Но, как на бал, изящно, неспеша
Сходили строчки лестницею длинной.

И в танце бабочки, и в скрипе чердака,
И в песне ветра, и в преданьях сосен
Звенела уж не иглами тоска,
А смех, широколист и медоносен.

Пойду сырой тропою

Пойду сырой тропою,
Охотливой луне
Охотною сестрою,
В болотной стороне.
Вдруг – памятник герою
Скалой предстанет мне.

Волнуем, но – обличье
В граните затворя.
Минуем даже дичью,
И видимо, не зря.
Но я – как песня птичья
Взнесусь, весь жар даря.

В ответ на встречный холод,
Шинель изрубит в клок
Свирепая как голод
Шрапнель из слов и строк.
Как звук, ты вечно молод.
Скалы ж – не долог срок.

Комплименты от поэта

«В небесном княжестве богинь и ангелиц
Тебе завидуют и зеркала ломают,
Которые, из всех прелестных лиц,
Как ни крути, твой лик не отражают.

Небережно пихаю Афродиту,
Лишь чтоб к тебе протиснуться, мамзель.
Она же, в панике, что миф и карта биты,
Заводит с Клео сплетен канитель.

Там попадают под раздачу с треском
И Зевс, и Ра, и даже Иисус.
Стихают дамы в аргументе веском,
Что у меня таки хороший вкус.

Раз красота твоя дает мне вдохновенье,
То ни один пенять не станет бог.
А помнишь их внезапное волненье,
Когда мой взор твоим румянцем лег?»

Мне говорил один поэт…

Мне говорил один поэт:
«Страданье люто точит перья,
Приукрашая свой портрет
Созвучьем были и поверья».

Когда ж адажьо соль минор
На мне щипком сыграли «музы»,
Я вспомнила тот разговор.
Нам всем открыты эти шлюзы.

Попытка рэпа

Поэзия – фантазия,
Сплошное безобразие,
Где каждая оказия –
Во всем многообразии!
(В связи или без связи). И
В ней тем строжей мордасия
(Глубин ума черта сия),
Чем дальше восвоясие,
Чем тоньше опоясие,
Чем тени долговязее,
Чем ночи черномазее,
Чем страхи пучеглазее,
Чем больше, в общем, грязи.
Yeah.