Рисуя вздернутую бровь

Рисуя вздернутую бровь,
Я не томлюсь пустой досадой,
И не кусаю губы в кровь,
Спокойно проводя помадой.

Мой черновик дождями смыт
Давно. И потому, быть может,
Я знаю, чем оплачен стыд,
При том, что плач – еще дороже.

Я не рискую в яму пасть
От взгляда или поцелуя.
Рычанье, шепот, кому, страсть,
И рай, и ад – всё нарисую.

Простая я

Простая я, простая тень.
Не надо формул.
Рисуй, тасуй, гадай, страдай –
Загадки нет.
Живая, ясная как день.
Ты бы отдернул
Гардину. Видишь? Месяц май
И яблонь цвет.

Заштрихован лесом край…

Заштрихован лесом
Край моих дорог,
И в тумане тесном
Дышит мой чертог.

Улеглась, погасла
Под мостом вода
Мутным темным маслом.
Что ж ее года?

Не гудят стрекозы,
Поплавок не бьет.
Не меняя позы,
Цапля счастья ждет.

В ранней влажной дымке
Я спешу домой.
Ведьмы-невидимки
Крутят волос мой.

Кофе разогретым
Веет от двери.
Декабрем и светом
Пахнут фонари.

Столько нужно сделать
В рамках статус-кво…
Сыну скоро девять.
Скоро Рождество.

Альфа

Ответы ищем на земле
Как рифму ищут в словаре,
Доволясь парами созвучий,
Где понежней, где потрескучей.
И пишем музыку житья
Мы как стихи: с аккорда Я,
С последней терции подножной
К всевышней альфе невозможной.

Alter Ego

В межстрочии сердечных нот,
Их тесных клавиш в межударье
Мое второе я живет
В своем янтарном зазеркалье,
Где я ни ведьма, ни жена,
Ни справедлива, ни коварна,
Где ни глупа я, ни умна,
Но за то чудо благодарна,
Что я права в своей вине
И виновата в своем праве,
Пока арпеджио во мне
Смолой стекают по октаве.