Ночные смены

Как бог, пилот, художник иль звезда –
Всенощный труженик ты. Я молюсь усердно,
Чтобы рука твоя была тверда,
И светел месяц был на курсе верном.

Когда ж метнется к западу заря,
Прорвав туманы над двумя морями
Холодными, то знай ты: это я,
Зардевшись, ложе жгу тебе словами.

И пусть украдены подлунные звонки
И жду ко сну твоих благословений,
Мы вскоре вновь скрестим свои клинки –
Твоих команд, моих повиновений.

Плейбой

Ветер гнал бесчисленные листья
Дивных форм, размеров и мастей.
Осень беличьей пушистой кистью
Клала колориты всё пестрей.

Танцевали томно и пейзажно,
Красовались в лужах разлитых…
Сталкивал, кружил, катил вальяжно
Ветер своих крошек расписных.

Навещал он брата-океана,
К чьим-то робким взорам волны гнал.
«Дуть я, брат, во веки не устану!»
Задыхаясь, ветер повторял.

Обессилел он, неугомонный,
Старый пруд засыпав шелухой.
Двое лебедей по глади ровной
Плыли в нежном сумраке домой.

Осень листьев щедро отвалила
В те медово-медные деньки,
Статуи, скамейки обрядила
В волн боа багряных огоньки.

И до первых стуж благоволенья,
С чьих-то каблучков счищая хруст,
«Крошки» вспоминали похожденья
Шорохом сухих увядших уст.

Улыбка пустоты

Подумалось… ведь плачем не из-за людей,
Не из-за ситуаций сложно сочиненных,
А из-за призраков из собственных ночей,
Из снов забытых, страшных, непрощенных.
Мы плачем в ожиданьях и потерях,
Упрямо глядя в лица черных дыр,
Которые, ничьим слезам не веря,
По нитке грабят нами тканный мир.

Душа, как пациент седого дома,
Уставившись стеклом в окно тюрьмы,
Тревожно ловит звуки метронома
Из прошлого и будущего тьмы.
Не может вспомнить… будет ли письмо?
Звонил ли кто? А поцелуй… когда же?
А кресло преданное чье-то, где оно?
И слезы льет о каждой новой краже.

Эмоций фейерверк считаем раем,
Но искры эти жгут обратно нас,
Как пули рикошетом отлетая
От пустоты стальных бездонных глаз.
А если долго плакать в пустоту, а, Ницше,
Скажи, заплачет ли она в ответ,
Роняя звезды в небосклон поникший?
Вернет ли краденный когда-то свет?

Однажды с мокрыми глазами я заснула.
И странно так: проснулась счастьем я.
Улыбка пустоты по мне скользнула.
Ее зовем мы «радость бытия».

Прости свои страданья

Ни времена, ни нравы
Не топят рай в слезах.
Не врут, но и не правы
Две стрелки на часах.
Ты снова пьешь забвенье
И проклинаешь ночь,
Где тень с ее сомненьем
Усталость гонит прочь.
Она таки устанет.
Тогда ты подойди
И, к стенке лоб приставив,
Прижмись к ее груди.
«К виску приставить дуло
Всегда успеешь ты»,
Вот тень твоя вздохнула.
Ты дал ей теплоты,
Ты дал ей основанья
Продолжить вместе путь.
Прости свои страданья.
Позволь себе уснуть.