Мой морок мне представиться решил
Лицом к лицу; немножко удушил
Во сне. Жива осталась. Только, ох,
Ни Дьвол не поможет мне, ни Бог.

«Малышка, ну давай начистоту:
Я раздавлю, сломаю и уйду.
Моей вины в том нет, моя лишь суть.
А ты проверь, сильна ли. И забудь.»

Забыть тебя? Забыть, как родилась?
Как на кресте была, как к звездам вознеслась?
Ты шутишь, веселишься, как всегда.
С моею жаждой мне теперь куда?
На плаху бы мне в дыме анаши.
Мне отупеть бы куклой без души.
Терзаешь словом, шуткой, грех ты мой.
А я терплю, на время став немой.
Сказать могла бы, но не пророню
Я глупых слов. Тебя я не виню:
Грех мой (не твой) отчаяньем зовут.
Покой лишь ночь и сон мне принесут.
Но снова три, вот чертово число…
Как пьяный в гору время поползло.
Мой стон – внутри, ведь вслух не смею я,
Но стонет дом под ветром сентября.