Я никогда, склонившись на твое плечо,
Не промурлычу нот развязных стоны,
Где солнышко дырявит горячо
Дрожащие… пусть липовые… кроны.

Мне не узнать молекул аромат,
И белой рябью простынь, милый, тоже
Не любоваться в сотый раз подряд,
Когда на них ты приземлишься кожей.

И царство бабочек жестоко искрошить
Не суждено под шум моторов страшных,
Когда «Прощай» придется задушить
Всё-всё, что было нежно, можно, важно.

Но пронесу я все эти «jamais»
Сквозь дни и ночи, боли и удачи,
Пока лишь Слово ты не скажешь мне,
Которым Бог влюбленный Космос обозначил.