Чтоб струн услышать колебанья
Неделе эдак на шестой,
Всего-то нужно два желанья
И слух, момент, прибор, настрой.
Меня находят мои песни
Как сыщики, фонарь у них!
Не скрыться ни в кафе, ни в Пресне
От слов (почти всегда) простых.
Они меня как за нос водят,
Все правды жизни разложив.
И сердце их полупроводит,
Все грани жадно обнажив.

Сегодня пропоют о вечной,
Мол, настоящей и святой.
А завтра – страсти скоротечной
Предложат сладкий сон пустой.
Что сердце? Пышный фрукт, который
Соблазн велик колоть и мять,
Пуская сок шальных историй,
Любовями его терзать?
А может сердце – куст бескровный,
Причудливый ветвей колтун,
Что катится под сменой ровной
Горячих солнц, холодных лун?

Пустыня – вечна и надёжна.
К ней зависть сердца в том, друзья,
Что стоит стать неосторожным,
Вгрызаясь в чувства почем зря,
Как вдруг замешкается дождик…
Забудет ритм… замедлит… стук…
Вздохнет, весь мокрый, подорожник,
С землею дружно близорук.
Струна натянется обратно.
Сморцандо смерти, пустота.
Лишь песенку неоднократно
Смурлычут новые уста.