Дрессировщик

Десятилетия с хлыстом,
Томимый медленной борьбой,
Ты одичалым циркачом
Провел наедине с собой,

С другим собой, чей желтый глаз
Обманчиво полуоткрыт,
Кто вольный дух, лесных проказ
Любитель, мелким зверем сыт.

Вдруг ветер в сговоре с дождем
Доносит аромат волос.
Слились все звуки леса в нем
…и нелесная прелесть роз.

Она не слышит как шипит
Дыханье в холоде цепном.
Она не знает, как рычит
Желанье в голоде немом.

Инстинкты тысячи волков
И омут с тысячью чертей
Бурлят в крови, и ты готов
Одним прыжком покончить с ней.

И в левой цепь,
И в правой хлыст,
И снова цирк,
И ты солист,
Вопит толпа.
Горит оскал.
Ты так за этим тосковал!

Поэтам в юбках

Поэтам в юбках нос утру
Благопристойно:
Я не стояла на ветру
Сюжетом знойным,

Меня никто не клял, не бил
Ремнем с узором,
Пером счастливым не клеймил
В стихах позором.

Плохим девчонкам – свист и лесть
Под яркой сценой.
Хорошим же – большая честь
Морской стать пеной.

Урок рисования

Окуни в черный лак тонкий палец,
Вспомни глянцевость первых сапог
И поношенность первых красавиц –
И ошейника выжги мазок.

Окуни сразу два пальца в платину,
Вспомни отроком чувство вины,
И, сглотнув сухим горлом мечтательно,
Цепь глухую спусти вдоль спины.

Как икону храни мечту горькую,
Вспоминая мой гордый ответ.
На пороге безумия только и
Брось в огонь – и вдыхай моё «нет».

Диалог с Хозяином

«Картинная дева я, ну признаю.
Как с музой взберусь на метлу –
Без бального платья станцую, спою
Своей красоты на балу!»

Ввонзая как стрелы мне в душу слова,
То ль бредил, то ль ведьмил ты:
«Твоей красоты.
Твоей красоты.
Твоей… красоты»

«Прости, я поправлюсь: твоя она, Сэр.
Но разве не рад ты тому,
Что в мире небесных и всяческих тел
Её не достичь никому?»

«Мой дар и урок для тебя нерушим,
Его ты пой день ото дня,
И главным мучением станет твоим –
В кой веки достигнуть меня».

— Словом изуми,
Трижды отзовись.
— Ты – мой храм, пойми.
— Ешь. Люби. Молись.

Утро вставало с колен

Утро вставало с колен,
Падало навзничь и пело,
В очи бледнеющих стен
Завороженно глядело.

Вкусом дождя и травы
Сон из далёка сочился.
С самой последней главы
Запах чернил доносился.

Падали губы на сон
В спешном и тайном венчаньи.
Звезды сдувал небосклон.
Повесть ждала окончанья.