«Когда устанет тень за мною волочиться»,
Мне незнакомец молвил за свечой,
«Я буду благодарен ей одной.
В ней, верной, экзистенции крупица.»

«Игрался в жизни в разные я роли,
Да позабыл, кто я-то. Отражен,
Как в зеркалах, в других. Но сам – как сон.
Как призрак, невидимка, фон я, что ли…»

Сидим мы в баре позднем, пустоглазом.
Кокетка-пыль нашла комплиментарный свет.
«Для пыли роли, уж простите, нет!»
Приходится ей слышать раз за разом.

«Вообще-то, милая моя, я пианист.
Но даже там, вот штука ведь какая…
Чужие ноты мне кладет рука чужая
Из года в год, за листом лист.»

Его морщины, трещины на глине,
Сочат лениво дух туманом лет.
В нем чую жизни ароматный след:
Он был на море, с женщиной, в малине…

«Мне кажется, что вас я поняла.
Ведь с вами мы похожи, друг мой, как-то…
Актерам – пьесой я была в различных актах.
И музыкантам песней разною была.»

«Будь моей пьесой» — «Драматургом будь»
И в сторону бумажника движенье.
Вот ты. Вот я. Пускай мы сновиденья.
Пусть даже пыль забудет нас. Не суть.